Log in

Clittary Hilton

Oct. 16th, 2016

08:13 pm - Powerful film


Oct. 10th, 2016

01:25 pm - On the second debate

Tramp has won this debate hands down. He was dealt a stacked deck by hostile moderators, but prevailed. The winning line was his promise to appoint a special prosecutor to investigate Hillary's shenanigans ("to look into your situation"). This line resonates widely, because all the republicans, most of the independents, and a good chunk of the democrats, would love to see Madame Secretary in jail.

I must disappoint them, however, this ain't gonna happen. In the unlikely event Trump wins in November, Obama-the-lame-duck will pardon her, in advance and for all her crimes. Of course, the Nobel Laureate's conscience will not come cheap to the Clinton Foundation. But they do have experience in trading presidential pardons for hard cash. Recall the fugitive businessman Marc Rich, who had paid $1M openly (and untold millions under the table) and received a lame-duck pardon on January 20, 2001, Clinton's last day in office. Obama might be more expensive because he would be also selling his reputation, of which Clinton had none.

Sep. 29th, 2016

12:03 pm - On the first debate

Trump was taken to the cleaners during his first debate. He had assumed the role of an old-fashioned honorable gentleman, who he may well be but whom the American public very emphatically does not wish to see as their President. In playing this role, he missed spectacular opportunities.

-- Moderator: Why don't you release your tax returns?
-- Trump: Will do so when Hillary releases her emails.
So far so good. Then Hillary begins to unctuously speculate.
-- Clinton: I wonder what we may see in those returns. Perhaps, Donald is not as rich as he says he is. Or maybe he is in debt. Or ...
-- Trump (missed opportunity -- in the same tone): I wonder what we may see in those emails. Perhaps. the circumstances of Vince Foster's death. Or details of negotiations with her Saudi friends on selling our national interests for a donation to Clinton Foundation. Or ...
Trump should have also rehearsed an attacking response to the "birther" question.
-- Moderator: Why did it take you so long to recognize that Obama was born on US soil?
-- Trump (missed opportunity): Because I was not satisfied with the proof. You see, we cannot take his word at its face value. Our President is as mendacious as is his Secretary of State. It is evidenced by his infamous cheat on the Iran deal or by the way he fooled us with Obamacare. I was probably wrong in my suspicion, but so what? He deserves no trust. And neither does Madam Secretary.

Sep. 21st, 2016

11:23 am - Political commentary

Calling Mr. Trump a “recruiting sergeant for the terrorists” echoes Neville Chamberlain, who used to call Mr. Churchill a “recruiting sergeant for the Nazi”...

Sep. 17th, 2016

02:33 pm - радость и мученье

Поймите люди: радость и мученье
Две стороны одной медали.
Пусть мойры ею лупятся в орлянку,
Ведь мне, хвала Зевесу, выпадает радость.

Sep. 14th, 2016

06:04 pm - Радиограмма

Орёл, Орёл, чому ты не Сокiл? Перехожу на приём.

Впервые на Проза.ру, 2004 г.

Aug. 28th, 2016

02:00 pm - утка-цитата

По Интернету ходит утка-цитата: «"Любят русские люди бунтовать! Встанут на колени перед барским домом и стоят подлецы! Знают, что бунтуют и всё равно стоят!" Салтыков-Щедрин»

Тщетны попытки перерыть богатое наследие Михаила Евграфовича в поисках этой цитаты. Полагаю, что Мих. Евгр. гордился бы ею, но вот не сподобился написать... Спасибо неизвестному гению, кто помог мастеру.

Aug. 18th, 2016

09:03 pm - Дональд или Хиллари

Знаменитый канадский (бывший советский) лингвист Игорь Мельчук высказался (на двух языках). Начало хорошее:

Оба кошмарны; оба не годятся. В ответ на любую гадость, сказанную об одном, можно привести сотню еще бóльших гадостей, сказанных о другой. Ужас не столько в каждом из них, а в том, что великая Америка пала так низко, и мы оказались перед таким, извиняюсь за выражение, «выбором». Который из них хуже? В свое время Великий корифей всех времен и народов тов. Сталин ответил на подобный вопрос (про левый и правый уклоны в ВКП(б)): «Оба хуже, но партыя рэшытелно отсыкла оба!» У нас, к (не)счастъю, такой возможности нет – нам придётся выбирать… Поэтому я хотел бы поделиться с читателем моими соображениями, как следует делать выбор в таком особом случае.

Далее под катом: выбор, по мнению Мельчука, очевиден — Дональд. Я с ним согласна!Collapse )

Aug. 12th, 2016

05:18 pm - Занятная статейка

By Scott Gilmore
Boston Globe, JUNE 22, 2016

Russia is not the country you think it is. Its economy is smaller than South Korea’s. Its people are poorer than Kazakhstan’s. It trails Finland in technology. And it has a smaller military budget than Saudi Arabia.

For most of the 20th century, what Moscow thought and did mattered from Havana to Hanoi. Then the collapse of the Soviet Union left behind a battered, broken shell of a country. When the Berlin Wall fell, so did Russia’s status in the world.

A boozy Boris Yeltsin was a fitting representative for a country whose average life expectancy tumbled a staggering five years in the wake of the fall. There were the coups, industrial collapse, spreading corruption, and shrinking borders. After generations of fearing the Soviet Bear, the West patted it on the head, sent it some aid, and turned its eyes with expectation towards the emerging powers of Brazil, India, and China.

But Vladimir Putin’s rise to power marked a sea change in Russia’s fortunes. How the world sees Russia began to shift. The often bare-chested leader consciously cultivated a new brand, for himself, and for the country. Putin’s new Russia was a country that mattered again.

Russia hosted the Olympics, punched Georgia in the nose, took back the Crimea, invaded Ukraine, flew bombers through NATO airspace, built military bases in the Arctic, and generally flexed and posed like an oiled, aged, but still buff, body builder. And we’ve been paying increasingly rapt attention, not noticing the geriatric walker hidden just off stage. A closer look is almost shocking.

According to the International Monetary Fund’s most recent data, the Russian economy is approximately the same size as Australia and slightly smaller than South Korea. As an exporter, it is now less important than Belgium, Mexico, and Singapore.

And it is poor. The World Bank ranks Russia’s GDP per capita below Lithuania, Equatorial Guinea, and Kazakhstan. A larger proportion of its population lives below the poverty rate than in Indonesia, India, or Sri Lanka. It is ranked 67th in the world in the Global Competitive Index and 66th in the UN’s Human Development Index.

These economic woes are having serious social impacts. There are now fewer doctors than a decade ago. Life expectancy in Russia is nine years less than in the United States and is declining. Infant mortality rate is two to three times higher than most of the Western world. Its alcoholism rate is now the highest on the planet, three times North America’s; and consumption of alcohol has doubled in the past 20 years. Not surprisingly, the Russian statistical agency Rosstat has identified aging and shrinking demographics as the single biggest challenge facing the country over the next 30 years.

Intellectually, Russia is a distant speck in the rearview mirror. Once, esteemed Soviet universities educated the engineers and doctors of the developing world. Now, the United Nations ranks Russia’s education system behind nearly every other European country, and on par with the Pacific island of Palau. The technological leader that launched Sputnik now produces fewer patents per capita than Iceland. Its scientific publications are cited less often than Finland’s.

In nearly every indicator of health, wealth, and influence, Russia ranks below even the middle powers. What do they have left? Guns and bombs mostly. At 8,000 nuclear warheads, it still has 700 more than the United States. It ranks second globally for combat aircraft, military satellites, and nuclear submarines. Moscow’s military budget has increased every year since Putin’s arrival in 1999.

But even these numbers are misleading. According to data compiled by the Stockholm International Peace Institute, Russia’s defense budget is still less than China, and Saudi Arabia. It is roughly on par with India, France, and the United Kingdom. And it is nine times smaller than the Pentagon’s budget.

The fact is, if it wasn’t for Syria, the Crimea, and some ageing warheads, Russia would get as much global attention as Slovakia or perhaps Wales. Not coincidentally, those are two nations that recently played Russia in the ongoing European soccer championship. In both cases, the results were resounding defeats for the Russians despite their opponents being one-twentieth and one-fortieth its size, respectively. In spite of these resounding defeats, which have relegated them to the bottom of the league tables, the Russian team, and its fans, still dominated the news.

When we talk about the Eurocup, we talk about Russian hooligans rioting in the stands, attacking other spectators, and even assaulting tourists on the trains home. Or we marvel at the belligerent response from Moscow when Igor Lebedev, the Deputy Chairman of the Russian parliament and a senior official in the Russian soccer official tweeted “I don’t see anything wrong with the fans fighting. Quite the opposite, well done lads, keep it up!”

Lebedev understands a lesson that has been well taught by Putin: If you can’t compete on the field, make as much noise as you can off it. Russia is so far behind economically, technologically, socially, and politically, it just doesn’t matter anymore. But it can still get our attention, and it is.

When Russia next moves its tanks to the border, we should take it seriously. It has a lot of tanks (although less than Pakistan). But we should also remember that this is not a world power. By most indicators, it’s not even a middle power. Russia is a soccer hooligan: poor, drunk, and frustrated it can’t win anymore. It can only throw beer bottles from the bleachers.

Россия — не такая страна, как вы думаете. Ее экономика — меньше, чем у Южной Кореи. Ее население — беднее, чем жители Казахстана. Она уступает Финляндии по технологии. И ее военный бюджет — меньше, чем у Саудовской Аравии.

На протяжении большей части ХХ века то, что думали в Москве, имело значение на всем пространстве от Ханоя до Гаваны. Но распад Советского Союза оставил после себя разбитую, сломанную скорлупу страны. Статус России в мире рухнул вместе с Берлинской стеной.

Выпивоха Борис Ельцин вполне соответствовал должности президента страны, где продолжительность жизни сократилась на пять лет после распада СССР. Были перевороты, коллапс промышленности, распространение коррупции, сокращение границ. После долгих десятилетий страха перед советским медведем Запад почесал в затылке, послал какую-то помощь и повернулся в сторону усиливающихся держав — Бразилии, Индии и Китая.

Но приход к власти Владимира Путина ознаменовал судьбоносный поворот в истории России. Отношение к России начало меняться. Любящий покрасоваться с голым торсом лидер сознательно культивировал новый имидж, свой и страны. Новая Россия должна была стать страной, с которой в мире считаются.

Россия провела Олимпиаду, дала Грузии по носу, захватила Крым, вторглась в Украину, отправила бомбардировщики через воздушное пространство НАТО, построила военные базы в Арктике и вообще поигрывала мышцами и позировала, как натертый маслом немолодой, но все еще крепкий культурист. А мы внимательно смотрим, не замечая, что за кулисами спрятаны старческие ходунки. Более пристальный взгляд потрясает.

Согласно последним данным Международного валютного фонда, экономика России по объему примерно соответствует Австралии и уступает Южной Корее. Ее роль как экспортера не так значительна, как роль Бельгии, Мексики и Сингапура.

И она — бедная. Всемирный банк по размеру ВВП на душу населения поместил Россию ниже Литвы, Экваториальной Гвинеи и Казахстана. Доля населения, живущего за чертой бедности, в России выше, чем в Индии, Индонезии и Шри-Ланке. Глобальный индекс конкурентоспособности поместил Россию на 67-е место, Индекс человеческого развития ООН — на 66-е место.

Экономические проблемы оказывают серьезное воздействие на общество. Сегодня в стране меньше врачей, чем было десять лет назад. Ожидаемая продолжительность жизни в России на девять лет меньше, чем в США, и продолжает сокращаться. Смертность среди новорожденных в два-три раза выше, чем в западных странах. Уровень алкоголизма — один из самых высоких в мире, и в три раза выше, чем в Северной Америке, потребление спиртного выросло в два раза за минувшие 20 лет. Неудивительно, что статистическое агентство Росстат назвало старение населения и сокращение его численности одной из главных проблем, стоящих перед страной на ближайшие 30 лет.

В интеллектуальном плане Россия выглядит крохотным пятнышком в зеркале заднего вида. Когда-то советские университеты готовили инженеров и врачей для развивающихся стран. Сегодня ООН ставит систему образования в России ниже любой другой европейской страны и примерно на уровень тихоокеанского острова Палау. Бывший технологический лидер, запустивший спутник, сегодня регистрирует меньше патентов, чем Исландия. Уровень цитируемости научных публикаций меньше, чем у Финляндии.

По любому показателю здравоохранения, богатства и влияния Россия уступает даже средним государствам. Что же у них осталось? В основном, автоматы и бомбы. 8 тысяч ядерных боеголовок, что на 700 больше, чем у США. Второе место в мире по боевым самолетам, военным спутникам и ядерным подводным лодкам. Российский военный бюджет увеличивался каждый год с 1999 года, когда Путин пришел к власти.

Но и эти данные обманчивы. По информации Стокгольмского международного института мира (SIPI), военный бюджет России все еще уступает бюджету Китая и бюджету Саудовской Аравии. Она — на уровне Индии, Франции и Великобритании. Это в девять раз меньше, чем бюджет Пентагона.

Дело в том, что, если бы не Сирия, Крым и устаревающие ядерные боеголовки, Россия привлекала бы столько же международного внимания, сколько Словакия или Уэльс. Неслучайно, эти сборные играли в одной группе с Россией на текущем Чемпионате Европы по футболу. В обоих случая Россия потерпела поражение, хотя ее противники были соответственно в двадцать и в сорок раз меньше. Несмотря на поражения, отбросившие Россию на последнее место в турнирной таблице, ее команда и болельщики по-прежнему доминировали в новостях.

Говоря о Еврокубке, мы говорим о российских хулиганах, устраивающих беспорядки на трибунах, нападающих на других болельщиков и задирающих туристов в поездах по пути домой. Или мы поражены воинственным ответом Москвы, когда Игорь Лебедев, вице-спикер российского парламента и высокопоставленный чиновник футбольной ассоциации, написал в «Твиттере»: «Не вижу ничего страшного в драке фанатов. Наоборот, молодцы наши ребята. Так держать!».

Лебедев понял урок, который давно и упорно преподает Путин: если вы не можете соперничать на поле, то устраивайте как можно больше шума за его пределами. Россия настолько отстала в экономическом, технологическом, социальном и политическом смысле, что она больше не имеет значения. Но она все еще может привлечь наше внимание, и так и делает.

Когда Россия в следующий раз двинет танки к границе, нам следует отнестись к этому серьезно. У нее много танков (хотя и меньше, чем у Пакистана). Но мы должны также помнить, что Россия — не сверхдержава. По большинству показателей она — даже не средняя держава. Она — футбольный хулиган, нищий, пьяный и обозлённый тем, что больше не может побеждать. Только и может, что швырять пивные бутылки с трибун.

Jun. 6th, 2016

09:01 am - Элегия

Ну, до чего незавидная роль!
Умер вчера один путинский тролль.

Тело вонючки в фейсбуке нашли.
Прямо с работы домой принесли.

Жалко, конечно, что это не Сам.
Плакать не будем по волосам.

А за стеной шелестят тополя:
Скоро уже, не грусти. Тру-ля-ля!
Сопутствующий лимерик

Navigate: (Previous 10 Entries)