?

Log in

No account? Create an account

Репортажи из Metropolitan Opera: Rigoletto - Clittary Hilton

Feb. 21st, 2013

04:46 pm - Репортажи из Metropolitan Opera: Rigoletto

Previous Entry Share Next Entry

Предыдущие репортажи смотрите здесь.



Опера Верди предрасполагает к кривотолкам. Ясно, что "La donna è mobile" поёт вовсе не настоящий герцог, а один из наших мужчин. Еще более ясный намек дает вступление к "Povero Rigoletto - Cortigiani vil razza dannata", мелодию которого Верди слизал с известной песенки "Я Мишу встретила на клубной вечериночке".

Так что идея заменить герцога и графов на мафиози, осуществленная постановщиком Michael Mayer, носится в воздухе. При этом получилось совсем неплохо, хотя и было наворочено множество нелепостей. Несчастный граф Monterone почему-то оказался арабским шейхом и я полагаю, что мусульманский мир этого так не оставит. Проклятие БинЛадена-Монтероне, "La maledizione!", стоит по крайней мере интифады. Одной Джильды маловато. Даже принимая во внимание, что малышку зарезали и ей пришлось петь свою последнюю арию из автомобильного багажника. Впрочем, пела она из этого трудного положения очень хорошо.

Пела Джильду немка, Diana Damrau, а все остальные главные роли разобрали славяне: Željko Lucic (Риголетто), Piotr Beczala (Герцог), Stefan Kocán (Спарафучиле). Обольстительницу Маддалену играла Oksana Volkova. Риголетто был великолепен и его трагическая фигура перенесенная в Лас Вегас нисколько не потеряла. Квартира Риголетто была на пятом этаже над казино и он туда ездил на лифте, благо высота сцены в Met это позволяла. На лифте же из этой злосчастной квартиры умыкнули и бедняжку Джильду. И отвезли наверх на другом лифте. Потом уже её отправили в подвал к Дюку, где последний ею коварно насладился.

Интересно, что хотя итальянцы составляют этническое большинство в штате Нью Йорк, текст перевода предлагаемого зрителям, мягко говоря, расходился с тем, над которым работал Верди. Например, ветреный Дюк поет свою арию “Questa o quella”, а зритель видит над сценой

My sights are set on a swingin’ girl,
So hop on, baby, let’s take that whirl!
Это могло бы понравиться самому Дюку, но ведь ему приходилось в это время петь постнoe "anco d' Argo i cent'occhi disfido se mi punge una qualche beltà". Кто понимает итальянский, пусть подтвердит, что это не совсем то же самое. Полагаю, впрочем, что Верди не обиделся бы, но за либреттиста Francesco Maria Piave не скажу.

Горжусь тем, что написала этот репортаж, ни разу не упомянув "Крысиную стаю" (Rat Pack).