Clittary Hilton (clittary_hilton) wrote,
Clittary Hilton
clittary_hilton

Category:

Артисты, кураторы и толстосумы

Искусство не должно судить само себя. ХХ век это продемонстрировал с пугающей отчетливостью. Когда место Медичи заняли кураторы, искусство сполна отплатило за поругание. Появились Малевич с Бурлюком и Ротко с Де Кунигом. Нате, кушайте.

Явление, о котором я говорю, универсально и относится ко всем областям творческой деятельности.

Начнем с науки. Первой пострадала философия. То, что сегодня это абсолютно никому не нужная, смешная и жалкая дисциплина, видно невооружённым глазом. Вовремя отпочковавшиеся от философии физика и химия продолжают существование, решая насущные задачи, строя атомные бомбы и рапортуя лично товарищу Берия. Но вот математика превратилась из царицы наук в жалкую прислужницу, смысл жизни которой в обучении первокурсников других специальностей дифференциальному исчислению. Массовая профессия ежегодно выдаёт на гора новых и новых математиков. Их достижения могут конечно оценить только кураторы. В математике второй половины ХХ века разразился невиданный кризис жанра. За исключением вовремя отпочковавшейся компъютерной науки. Избежит ли подобной участи теоретическая физика, пока неясно.

Но нас интересует литература. Тут есть рынок. Это, прямо скажем, не Медичи, но тоже хорошо. Роман живёт, хотя повести и рассказы живут еще лучше. Не живёт только поэзия. На Западе поэтов читают только другие поэты, а прочие люди не читают вовсе. И правильно делают, ибо западная поэзия выродилась начисто. На разживу выделяются маленькие деньги, которые распределяют кураторы. Результат — курам на смех. А вот в России поэзия выжила! Причём выжила благодаря товарищу Сталину, который первым делом перебил всех кураторов. Хотя те уже всё приспособили к торжеству футуризма. В результате поэзия воспрянула и даже в самые гнетущие годы плодоносила, хотя большинство поэтов товарищ Сталин тоже перебил. А когда распространять стихи перестало быть смертельно опасным делом, поэзия вообще расцвела. И цветёт поныне.

Прошу понять меня правильно. Меня совершенно не интересует справедливость. Я не сомневаюсь, что бывалый куратор вернее оценит произведение искусства, нежели малограмотная 18-летняя девочка, опора и надежда поэзии. О чём мечтал Некрасов? Чтобы не милорда глупого, а Белинского и Гоголя мужик нёс с базара. Что для этого нужно? А чтобы базар фильтровал интеллигентный куратор... вот его-то я и боюсь! Беспокоит меня нелинейный эффект, связанный с влиянием искусства на самого себя. Это смертельное явление.

Впервые на стихире в 2003 году
См. также продолжение, "
Искусство, капитализм и правила игры"

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments