Clittary Hilton (clittary_hilton) wrote,
Clittary Hilton
clittary_hilton

Две ипостаси


Начнём ab ovo. С колыбели. В ней
Источник, ключ, родник, очаг, рассадник
Всего того, что накипело в душе моей. Не буду
Вилять, лавировать, хитрить. Как некий лжец,
Лгун, враль, обманщик, сочинитель,
Видавший виды старый воробей, травлёный волк, калач потёртый.

Пусть рожи корчат критик, рецензент, ценитель,
Эксперт, зоил, судья и аристарх. Неправ хулитель.
Ты сам, пожалуй, лицемер и волк в овечьей шубе.
Не будем же ворчать, брюзжать, браниться, фыркать!
Довольно, полно, баста, будет, хватит,
Аминь, шабаш... Не кончен бал, коль песенка не спета!

Так вот. В той самой колыбели, что ab ovo, жил некогда ребенок,
Младенец, крошка, отпрыск, чадо, малютка, плод, исчадие, дитя.
Он содержал порок и добродетель в двух разных ипостасях
Своей души. И глупый психиатр ему ярлык привесил «multiple disorder».
Они умеют искажать, коверкать, превратно толковать, уродовать,
И кое-где, там-сям, местами, хоть изредка, да извращать, инде.

Не будем слушать эту клевету, извет, поклеп, злословие, и сплетни.
Инсинуации, облыг, обнос, все эти козни — напраслина и пахнут
Диффамацией. Вы слышите зловоние и смрад? В противовес,
Наперекор, насупротив, вразрез и в пику мы выставим
Лишь голос правды. Пусть восторжествует
И обеспечит нам победу, перевес, успех, триумф и лавры.

В одной из них жил вольнодумец, вольтерьянец, фармазон
И либерал. И был он мой кумир, взысканец мой, любимец, баловень, предмет любви, зазноба.
Мой милый, дорогой, желанный, любезный сердцу, любый, ненаглядный,
Родимый, золотой, болезный — в общем, говоря короче,
Он пассией сердечной мне служил. И эта ипостась
Была моя основа, база, бык, устой, фундамент и мой столп существованья.

Он внешне был красив, прекрасен, казист, благовиден, изящен, миловиден, и при том
Имел характер смирный и безгневный, безжелчный, мягкий, незлобивый,
Добросердечный, мирный, добродушный, миролюбивый, кроткий и смиренный.
Но, к сожалению, он жил анахоретом. Подвижник и аскет, затворник, еремит,
Монах, отшельник, постник и пустынник. И, будучи пустынножитель, скитник,
Он жил в глуши, запечьи, захолустьи, в углу своём медвежьем прозябал.

Клянусь, меж нами было единенье, согласие, мир, лад, и панибратство
Благоприязнь, любовь, амикошонство. За трапезу садились мы бывало
Глотать, и пожирать, снедать, уписывать, есть, трескать, жрать, и лопать,
Еду, снедь, пищу, кушанье и яства. Он любил все лакомые блюда. Угощенье,
Пирушка, празднество, гулянка, кутёж, попойка и даже оргия ему были не чужды.
Ведь бражничанье в сочетаньи с аскетизмом не есть загадка, ребус иль шарада,

А жизненный закон. И я его любила за волю и желание, за жажду,
За алчность, вожделение, охоту, за похоть, зуд, свербёж и аппетит.
Естественно, что всё своё раденье, всё попечение, уход, надзор, заботы,
Все хлопоты, присмотр, раченье – с вниманьем отдавала я ему.
На что теперь мне жалобиться, плакать? На что роптать, на что претендовать?
К кому взывать и вопиять? Как сетовать и на кого пенять?

Читатель снова приглашается ab ovo. Чтобы постигнуть, в чём же заключалась
Союза нашего крушенье, злополучье, провал, фиаско, неудача, крах,
Банкротство, поражение, осечка, злосчастье, неуспех... и как же стал
Затравленным, забитым, горемычным, пришибленным и обойденным,
Многострадальным, загнанным, несчастным, а также сирым наш союз?
Что вызвало моё лишение, утрату, потерю, убыль, мой убыток?

А дело в том, что там ab ovo, в источнике, ключе и колыбели,
Жила вторая ипостась. И по сравненью с первой она была насмешка и укол.
Глумление, издёвка, желчь, карикатура, сарказм, пародия и шпилька.
Вторая ипостась был лысый, безволосый, гунявый, взлизистый, плешак облезлый.
И по характеру каратель, притеснитель, палач, мучитель, истязатель, кат,
Заплечный мастер, бич, тиран, гонитель. И вообще несимпатичный человек.

При этом полный дуралей, болван, бревно, дубина, осёл, балбес, оболтус, идиот,
Пень, олух, телепень и простофиля, балда и остолоп, глупец, фофан и фалалей.
О чём не раз, дерзнув, отважившись, осмелившись, посмев, ему я говорила, но всегда
«Гиль и нелепица, бессмыслица и дичь, чушь, чепуха», он отвечал
Беспочвеннo и голословнo, бахвал, хвастун и фанфарон, наглец и гордыбака.
Такой его был стиль, пошиб, манера, образ, дух и вкус.

И был он, при своём уродстве, волокита, мышиный жеребец, похотник, донжуан
Развратник, плотолюбец, непотребник, срамник, распутник, сластолюбец и повеса.
Мне это льстило. Ведь подвластность, зависимость, неволя, рабство, плен —
Вся эта гадость, мерзость, пакость, скверна, дрянь — на женщину влияют зачастую
Как зелье, снадобье, бальзам, паллиатив. Микстура, порошок, облатки, эликсир.
Самообман, фантазия, химера, воздушный замок, бред, мечта, причуда.

Казалось бы, как мог другой — естественный, врожденный, натуральный,
Природный, самородный, родовой, сойти с ума, рехнуться, помешаться,
Свихнуться, тронуться, взбеситься, спятить, одуреть? И обезумев,
Пойти на несогласие, разлад, размолвку, рознь со мной, которая его любила?
А так! Невольно, безотчётно, volens-nolens. Нечаянно, но неизменно вылезает
Бездельник, негодяй, каналья, висельник, ракалья и мерзавец.

Ведь это факт, что торжествует драчун, задира, ёра, забияка, буян и дебошир, гуляка
Кутила, бражник, забулдыга и вместе с тем жуир и бонвиван.
Ведь это несколько, изрядно, там и сям, случается порядком, мало-мальски...
Не выдумка, не миф, не небылица, не вымысел, не фикция — вопрос
Животрепещущий, текущий, современный, сегодяшний и жгучий, настоящий,
Теперешний. И нет ему ответа. Нет возраженья, отповеди нет.

Есть только отголосок, отзвук, отраженье, эхо — на наши крики, вопли, визг и вой.
И остаются ложь, брехня, неточность, враки, неправда, буки, вздор, лганьё.
Подлиза, льстец, низкопоклонник, потатчик, прихвостень, угодник и юла
Косноязычный и гугнивый мямля, гнусливый, шепелявый лепетун,
Смеётся, улыбается, гогочет. Осклабился, хохочет, скалит зубы.
Со смеху прыщет, фыркает, гагарит, хихикает и лопнуть норовит.

К чему нам сплетни, дрязги, пересуды, суды и кляузы, и толки-разговоры?
Мой стих проворно, борзо, живо, стремглав, во весь опор идёт к концу.
Пора ему иссякнуть, оскудеть, истечь, закончиться и истощиться.
Не собиралась я озорничать, шалить, буянить. И некому задать мне взбучку
И выволочку, встрёпку, гонку, дёрку, встряску... Мне остаётся
Лишь плакать, голосить, скулить, рыдать и хныкать. Ревмя реветь и всхлипывать тихонько...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments